Вернуться к списку решений

Истец, ИП Косоруков А.В., обратился в Арбитражный суд Пермского края к ответчику, СОАО «ВСК», предъявив исковые требования о взыскании 1 266 098 руб...

22 апреля 2014 года Дело № А50-20602/2013

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Резолютивная часть решения объявлена 18 апреля 2014 года.

Полный текст решения изготовлен 22 апреля 2014 года.

Арбитражный суд Пермского края в составе судьи А.А. Неклюдовой при ведении протокола помощником судьи А.В. Головизниной рассмотрел в открытом судебном заседании дело по иску Индивидуального предпринимателя Косорукова Александра Владимировича (ИНН 592100151537; ОГРНИП 309592125300012)

к ответчику: Страховому открытому акционерному обществу «ВСК» (ИНН 7710026574; ОГРН 1027700186062)

третьи лица: 1. Рябов Сергей Николаевич, 2. ОАО «Сбербанк России»

о взыскании 1 266 098 руб.

при участии в судебном заседании:

от истца: Хабиев В.Ф. – представитель по доверенности от 20.09.2013, предъявлен паспорт;

от ответчика: Сухорукова С.В. – представитель по доверенности от 16.01.2014, предъявлен паспорт;

от третьего лица:

  • не явился, извещен;
  • 2. Балдаков А.П. - представитель по доверенности от

26.07.2013, предъявлен паспорт

установил:

Истец, ИП Косоруков А.В., обратился в Арбитражный суд Пермского края к ответчику, СОАО «ВСК», предъявив исковые требования о взыскании 1 266 098 руб., из которых 1 253 098 руб. страхового возмещения, 13 000 руб. расходов по оплате услуг эксперта. Также истцом заявлено о возмещении расходов по оплате услуг представителя в размере 50 000 руб.

Определениями от 13.11.2013 и 07.02.2014 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных исковых требований относительно предмета спора, привлечены Рябов Сергей Николаевич, ОАО «Сбербанк России».

Истец на заявленных исковых требованиях настаивает по основаниям, изложенным в исковом заявлении. Полагает, что поскольку ответчик в одностороннем порядке отказался от направления транспортного средства на СТОА, то обязан выплатить страховое возмещение в заявленном размере, факт сообщения недостоверных сведений не доказан, трасологическая экспертиза не опровергает доводы Рябова С.Н. об обстоятельствах страхового случая, трасологическая экспертиза четкого указания на причины опрокидывания полуприцепа эксперт не дает. Полагает, что полная гибель транспортного средства не наступила (1 739 400 (страховая сумма) – 5,001 % и 255 000 (стоимость годных остатков) = 1 397 412 руб., в то время как истец просит 1 253 098 руб. страхового возмещения. Ссылается на "Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан", утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 30.01.2013.

Ответчик с предъявленными исковыми требованиями не согласен по мотивам, изложенным в письменном отзыве и дополнениях к нему. Полагает, что страховая компания обоснованно в силу п. 9.1, 9.2 Правил страхования от 28.03.2008 отказала в выплате страхового возмещения, т.к. истец сообщил недостоверные сведения об обстоятельствах страхового случая, что подтверждено представленным ответчиком заключением трасологической экспертизы. Считает, что требования истца о возмещении ущерба автомобилю в денежной форме противоречит условиям договора страхования, которым предусмотрено направление поврежденного транспортного средства на ремонт на СТОА. Указал, что риски «Ущерб» и «Авария» (включает в себя погрузочно-разгрузочные работы), не были застрахованы по полису КАСКО, страховыми рисками, принятыми на страхование являются «Автокаско» и «Внешнее воздействие». Ссылается на то, что условия договора страхования могут быть изменены только по соглашению сторон, вопрос о внесении изменений в договор решается в судебном порядке. Считает, что произошла полная гибель транспортного средства с учетом п. 8.1.7, 8.1.8 Правил страхования, т.к. с учетом страховой сумму (1 739 400 руб.) размер причиненного ущерба (1 253 098 руб.) с учетом износа (1,6667% х 3 месяца = 5,001 %) превышает предел «тотальной гибели автомобиля» (1 239 309 руб. 46 коп.), т.е. стоимость восстановительного ремонта превышает 75% от стоимости застрахованного имущества, и в данном случае выгодоприобретателем является ОАО «Сбербанк России».

Третье лицо, ОАО «Сбербанк России», поддержало письменный отзыв, указав, что в случае полного уничтожения застрахованного транспортного средства, находящегося в залоге у банка, страховое возмещение выплачивается в пользу ОАО «Сбербанк России», но сведений о полной гибели транспортного средства у банка не имеется.

Третье лицо, Рябов Сергей Николаевич, в предварительном судебном заседании пояснял, что на автомобиле RENAULT PREMIUM г/н В 483 РВ 159 с прицепом Wielton NW-3 г/н АН 8727 59 ехал с щебнем на разгрузку, объезжая стоящий автомобиль попал в канаву и перевернулся, на препятствие не наезжал. Указал, что автомобиль был новым, повреждений не имелось.

Изучив материалы дела, заслушав доводы сторон, суд установил следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

При заключении договора имущественного страхования между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение, в том числе о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая) (ст. 942 ГК РФ).

Согласно ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, которые являются обязательными для страхователя.

Как разъяснено в п. 24 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 N 75 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования", обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

04.04.2013 между ИП Косоруковым А.В. (страхователь) и СОАО «ВСК» (страховщик) заключен договор добровольного страхования транспортного средства Wielton SUDNW30000003419 2012 года выпуска паспорт ТС 77 УВ 919550, срок страхования 1 год, страховая сумма 1 793 400 руб., что подтверждается полисом № 1264SB634 (л.д. 15 т.1).

03.06.2013 в 15 час. 30 мин. на ул. Лесная, 27 в д. Ежи Пермского района Пермского края произошло дорожно-транспортное происшествие, автомобиль RENAULT PREMIUM г/н В 483 РВ 159 регион с прицепом Wielton NW-3 г/н АН 8727 59 под управлением водителя Рябова С.Н. (собственник – Косоруков А.В.) допустил наезд на препятствие с дальнейшим опрокидыванием, что подтверждается справкой о ДТП, определением об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении (л.д. 13-14 т.1).

Страхователь обратился в СОАО «ВСК» с заявлением от 04.06.2013 о выплате страхового возмещения, страховщик отказал в выплате страхового возмещения, сославшись на то, что заключением независимой экспертизы ООО «РАНЭ-ЦФО» все повреждения Wielton NW-3 г/н АН 8727 59, зафиксированные в справке о ДТП и акте осмотра транспортного средства не соответствуют обстоятельствам, указанным в объяснительной от 03.06.2013, т.к. такого рода повреждения могли быть получены только при проведении разгрузочных работ, что не указано в объяснительной, т.е. сведения являются ложными, и в силу п. 9.2 Правил страхования вправе отказать в выплате страхового возмещения ввиду сообщения недостоверных сведений об обстоятельствах повреждения транспортного средства (л.д. 26 т.1).

Не согласившись с указанным отказом, страхователь обратился за заключением независимой экспертизы, по результатам которой «АвтоТехЭксперт» ИП Стрига В.В. составлен акт экспертного исследования № У 153/13 по определению затрат и стоимости восстановительного ремонта в результате повреждения автомототранспорного средства Wielton NW-3 г/н АН 8727 59 по состоянию на 03.06.2013, согласно которому стоимость восстановительного ремонта полуприцепа составила 1 253 098 руб. (без учета износа), 1 194 507 руб. 60 коп. (с учетом износа).

ИП Косоруков А.В. обратился в суд за взысканием со страховой компании 1 253 098 руб. страхового возмещения.

Ответчик против иска возражает по мотивам отзыва и дополнений к нему. Полагает, что страховая компания обоснованно в силу п. 9.1, 9.2 Правил страхования от 28.03.2008 отказала в выплате страхового возмещения, т.к. истец сообщил недостоверные сведения об обстоятельствах страхового случая.

Ссылается на заключение трасологической экспертизы специалиста № 1888643/98 (л.д. 101-117 т.1), в котором указано, что все повреждения п/п Wielton NW-3 г/н АН 8727 59, зафиксированные в справке о ДТП, и указанные в акте осмотра транспортного средства, не могли образоваться при указанных обстоятельствах, т.к. были получены в результате нарушения правил эксплуатации, при проведении разгрузочных работ; все повреждения п/п Wielton NW-3 г/н АН 8727 59, зафиксированные в справке о ДТП, и указанные в акте осмотра транспортного средства, не соответствуют обстоятельствам, указанным в объяснительной от 03.06.2013, т.к. такого рода повреждения могли быть получены только в при проведении разгрузочных работ, что не указывается в объяснительной и соответственно позволяет сделать вывод, что обстоятельства указанные в объяснительной являются ложными.

Из анализа раздела 3 заключения трасологической экспертизы специалиста № 1888643/98 следует, что выводы эксперта носят вероятностный, предположительный характер. В частности, указано, что на фото видно, что россыпь гравия (щебня) распределена на значительной площади, что при опрокидывании ТС выглядит маловероятно, вероятнее всего в момент опрокидывания ТС находилось в статическом состоянии и производило разгрузочные работы, что соответствует обстоятельствам происшествия.

При этом, водитель Рябов С.Н. пояснял, что после опрокидывания, с целью поднять прицеп краном, щебень выгружался из прицепа и разбрасывался рядом с прицепом, а фото на месте ДТП были сделаны уже после этих действий.

Материалами административного дела КУСП № 1047 установлен факт ДТП в результате наезда на препятствие с дальнейшим опрокидыванием (л.д. 78-93 т.1). Данные обстоятельства подтверждаются пояснениями водителя Рябова С.Н., а также показаниями, предупрежденным об уголовной ответственности, свидетелей Провкова Александра Владимировича, Якимова Юрия Викторовича, допрошенных в судебном заседании 05.02.2014.

В силу ст. 2 Федерального закона N 196-ФЗ от 10.12.1995 "О безопасности дорожного движения" дорожно-транспортным происшествием является событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб.

Суд полагает, что доводы ответчика о недостоверных сведениях, позволяющих отказать в выплате страхового возмещения, носят предположительный характер, опровергаются представленными в дело доказательствами, в связи с чем подлежат отклонению.

Довод ответчика о том, что требования истца о возмещении ущерба автомобилю в денежной форме противоречат условиям договора страхования, которым предусмотрено направление поврежденного транспортного средства на ремонт на СТОА, следует признать несостоятельным, страхователь вынужден был определить размер ущерба его имуществу в результате ДТП и обратиться в суд за взысканием страхового возмещения в денежной форме, поскольку страховщик отказал в страховом возмещении.

Довод ответчика о том, что риски «Ущерб» и «Авария» (включает в себя погрузочно-разгрузочные работы), не были застрахованы по полису КАСКО, страховыми рисками, принятыми на страхование, являются «Автокаско» и «Внешнее воздействие», не соответствует условиям полиса №1264SB634.

Из п. 4.1.3 Правил страхования от 28.03.2008, на действие которых указано в полисе и ссылается ответчик, следует, что «Автокаско» - совокупность страховых рисков «Ущерб» и «Хищение» согласно п. 4.1.1 и 4.1.2. В свою очередь, «Ущерб» предполагает – повреждение либо утрата (уничтожение) ТС (ДО) вследствие ДТП (л.д. 120 т.1).

В настоящем случае факт ДТП подтвержден материалами административного дела КУСП № 1047.

Также судом отклоняются доводы ответчика о том, что произошла полная гибель транспортного средства, т.к. с учетом п. 8.1.7, 8.1.8 Правил страхования, т.к. с учетом страховой сумму (1 739 400 руб.) размер причиненного ущерба (1 253 098 руб.) с учетом износа (1,6667% х 3 месяца = 5,001 %) превышает предел «тотальной гибели автомобиля» (1 239 309 руб. 46 коп., т.е. стоимость восстановительного ремонта превышает 75% от стоимости застрахованного имущества, и данном случае выгодоприобретателем является ОАО «Сбербанк России».

Вышеуказанные доводы ответчик подтверждает отчетом № 1888643 об определении рыночной стоимости ТС Wielton NW-3 от 10.2.2014 ООО «РАНЭ-МО» (л.д. 6-32 т.2). Между тем, экспертная организация находится в Московской области, г. Химки, в то время как ДТП произошло в Пермском крае, и следовало использовать при расчете средние цены на момент ДТП соответствующие Пермскому краю, осмотр транспортного средства экспертом не производился.

В представленном истцом акте экспертного исследования № У 153/13, сделанного по результатам осмотра ТС, с применением цен соответствующих Пермскому краю, эксперт исходил из возможности восстановительного ремонта ТС, вывод о его гибели не делал.

Суд приходит к выводу о том, что при данных обстоятельствах факт полной гибели транспортного средства не установлен, ходатайств о проведении соответствующей экспертизы сторонами не заявлялось.

Кроме того, суд находит обоснованной ссылку истца на "Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан", утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 30.01.2013, в котором разъяснено следующее. Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Право страхователя (выгодоприобретателя) в случае гибели застрахованного имущества отказаться от своих прав на него в пользу страховщика в целях получения от него страховой выплаты (страхового возмещения) в размере полной страховой суммы установлено названной выше нормой права.

Поскольку нормами гражданского законодательства не предусмотрена выплата страхового возмещения в случае "полной гибели" транспортного средства за вычетом суммы амортизационного износа и остаточной стоимости транспортного средства, то наличие данного положения в договоре страхования средств автотранспорта или в правилах добровольного комплексного страхования автотранспортных средств противоречит федеральному закону, что недопустимо.

Оценив доводы сторон и представленные в дело доказательства в совокупности и взаимосвязи по правилам ст. 71 АПК РФ, суд приходит к выводу о том, что требование страхователя о взыскании страхового возмещения в размере 1 253 098 руб. является обоснованным и подлежит удовлетворению, а доводы ответчика направлены исключительно на уклонение от обязанности произвести страховую выплату.

Истцом также заявлено требование об оплате расходов за проведение независимой экспертизы транспортного средства в сумме 13 000 руб.

Пунктом 10 Постановления Правительства РФ от 24.04.2003 г. № 238 «Об организации независимой технической экспертизы транспортных средств» установлено, что оплата услуг эксперта-техника (экспертной организации), а также возмещение иных расходов, понесенных им в связи с проведением экспертизы, производятся за счет страховщика.

Расходы истца по проведению независимой экспертизы в размере 13 000 руб. подтверждаются договором оказания услуг № У153/13 от 13.08.2013 и корешком квитанции серии № 082847 от 28.08.2013 (л.д. 74, 29 т.1).

Поскольку расходы на проведение экспертизы в сумме 13 000 руб. были произведены страхователем и подтверждены документально, производны от наступления страхового случая, суд считает требования истца о их возмещении подлежащими удовлетворению в заявленном размере.

Также истец просит взыскать 50 000 руб. на оплату услуг представителя.

Согласно ст. 101 АПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и судебных издержек, связанных с рассмотрением дела арбитражным судом.

К судебным издержкам, связанным с рассмотрением дела в арбитражном суде, согласно ст. 106 АПК РФ, относятся, в том числе, расходы на оплату услуг адвокатов и иных лиц, оказывающих юридическую помощь (представителей), другие расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде.

Судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны (п. 1 ст. 110 АПК РФ).

В соответствии с п. 2 ст. 110 АПК РФ расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах.

При определении разумных пределов расходов на оплату услуг представителя могут приниматься во внимание, в частности: нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами; стоимость экономных транспортных услуг; время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист; сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов; имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг; продолжительность рассмотрения и сложность дела (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82).

Лицо, требующее возмещения расходов на оплату услуг представителя, доказывает их размер и факт выплаты, другая сторона вправе доказывать их чрезмерность (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.2007 N 121, определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2004 N 454-О).

Как следует из материалов дела, в обоснование требований о взыскании расходов на оплату услуг представителя, истец представил соглашение об оказании юридической помощи физическому лицу от 20.09.2013 и квитанцией к ПКО № 91 от 20.09.2013 (л.д. 75, 28 т.1). Представитель истца адвокат Хабиев В.Ф. принял участие в 4 судебных заседаниях.

Таким образом, истец доказал размер и факт выплаты расходов на оплату услуг представителя в сумме 50 000 руб.

Доказательства чрезмерности взыскиваемых судебных расходов ответчиком не представлено (ст. 65 АПК РФ).

Принимая во внимание характер спора, обстоятельства дела, принятое решение, объем работ, осуществленных представителем, и исходя из принципа разумности, суд первой инстанции полагает обоснованным взыскать расходы на оплату услуг представителя в размере 50 000 руб.

В порядке ст. 110 АПК РФ расходы по оплате госпошлины относятся на ответчика и подлежат взысканию в пользу истца в размере 25 660 руб. 98 коп.

Излишне уплаченная госпошлина в сумме 39 руб. 02 коп. подлежит возврату истцу на основании ст. 333.40 НК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Пермского края

Р Е Ш И Л :

1. Исковые требования удовлетворить.

2. Взыскать со Страхового открытого акционерного общества «ВСК» (ИНН 7710026574; ОГРН 1027700186062) в пользу Индивидуального предпринимателя Косорукова Александра Владимировича (ИНН 592100151537; ОГРНИП 309592125300012) 1 253 098 руб. страхового возмещения, 13 000 руб. на оплату услуг эксперта, 25 660 руб. 98 коп. в возмещение расходов по оплате госпошлины, 50 000 руб. расходов на представителя.

3. Возвратить Косорукову Александру Владимировичу (ИНН 592100151537; ОГРНИП 309592125300012) их федерального бюджета 39 руб. 02 коп. госпошлины, уплаченной по чеку-ордеру № 5 от 31.10.2013.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня его принятия через Арбитражный суд Пермского края.

Судья: А.А. Неклюдова