Вернуться к списку решений

Суд надзорной инстанции отменил решения нижестоящих судов, отказавших в удовлетворении требований истца на взыскание страхового возмещения.

Судья - О.В. Коневских

Судебная коллегия: Н.В. Киселева - докладчик,

Г.Ю. Кузнецова, Д.В. Абашева 44-г-1898-2010

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

президиума Пермского краевого суда

г. Пермь 08 октября 2010 года

Президиум Пермского краевого суда в составе:

председателя президиума А.В. Куницына,

членов президиума О.Н.Бузмаковой, П.Н.Суркова, И.Р.Акуловой, Е.Н.Елисеевой, при секретаре А.С.Орловой

рассмотрел гражданское дело по иску Мунасипова И.С. к ЗАО «***» о взыскании страховой суммы по договору страхования, переданное на рассмотрение суда надзорной инстанции по надзорной жалобе Хабиева В.Ф. - представителя Мунасипова И.С. определением судьи Пермского краевого суда Е.Н.Елисеевой от 21 сентября 2010 года.

Заслушав доклад судьи Пермского краевого суда Е.Н.Елисеевой, объяснения представителя ЗАО «***» С., президиум

УСТАНОВИЛ:

Мунасипов И.С. обратился в суд с иском к ЗАО «***» (далее ЗАО «***») о взыскании в пользу выгодоприобретателя - ОАО «Организация» суммы страхового возмещения в размере 139520 руб. с учетом износа застрахованного транспортного средства, расходы по уплате государственной пошлины в размере 3990 руб. 40 коп. Свои требования Мунасипов И.С. мотивировал тем, что 26.04.2007 г. между ним и ЗАО «***» был заключен договор страхования принадлежащего ему автомобиля /марка/, в том числе по риску «Хищение». 28.09.2009 г. автомобиль Мунасипова И.С. был тайно похищен с парковки у магазина «*» по ул. ****, в связи с чем 29.09.2009 г. он обратился в ЗАО «***» с заявлением о выплате страхового возмещения, в удовлетворении которого ему было отказано по причине того, что автомобиль не был защищен механическим противоугонным устройством. Мунасипов И.С. считал данный отказ ЗАО «***» незаконным, поскольку страховой случай имел место.

Решением Свердловского районного суда г. Перми от 14.04.2010 г. в удовлетворении требований Мунасипова И.С. к ЗАО «***» о взыскании страховой суммы по договору страхования отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 22.06.2010 г. кассационная жалоба Мунасипова И.С. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 14.04.2010 г. оставлена без удовлетворения.

В надзорной жалобе, поступившей в Пермский краевой суд 15.07.2010 г., Г. - представитель Мунасипова И.С. ставит вопрос об отмене обжалуемых судебных постановлений в связи с допущенными судебными инстанции существенными нарушениями норм материального права, указывая на то, что суды первой и кассационной инстанций при разрешении настоящего спора неправильно истолковали и применили положения п.2 ст.9 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации», определяющего понятия «страховой риск» и «страховой случай», а также положения ст.963 Гражданского кодекса РФ ( далее- ГК РФ), вследствие чего пришли к необоснованному выводу о том, что поскольку согласно пункту 3.3.16 Правил страхования к Договору страхования от 26.04.2007 г. не является страховым случаем хищение и угон застрахованного транспортного средства в случае не использования противоугонной системы, то у ЗАО «***» не возникла обязанность по выплате страхового возмещения Мунасипову И.С. Заявитель надзорной жалобы указывает, что данное условие противоречит статье 963 ГК РФ и ухудшает положение страхователя по сравнению с законом, так как закон предусматривает возможность отказа в выплате страхового возмещения страхователю только при наступлении страхового случая вследствие умысла страхователя, в то время как содержащееся в п.3.3.16 Правил страхования ЗАО «***» вышеназванное положение лишает страхователя возможности получить страховое возмещение и при отсутствии в его действиях вины.

В соответствии со ст.387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ( далее- ГПК РФ) основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Президиум находит надзорную жалобу обоснованной, решение суда первой инстанции и кассационное определение подлежащими отмене в связи с допущенным судебными инстанциями существенным нарушением норм материального права.

Из материалов дела следует, что 26.04.2007 г. между ЗАО «***» и Мунасиповым И.С. был заключен договор добровольного страхования транспортного средства /марка/, государственный регистрационный знак **, по рискам Хищение (в том числе Угон) и Ущерб сроком до 25.04.2012 г. По условиям договора страхования транспортное средство должно быть оборудовано и было оборудовано электронной противоугонной системой «Mangoost» и механическим противоугонным устройством «Dragon», что следовало из заявления Мунасипова И.С. на страхование средств наземного транспорта от 25.04.2007 г. (л.д.42-43) и страхового полиса №** (л.д.10). По риску «хищение» страховое возмещение предусматривалось, в том числе, при хищении, а также угоне застрахованного транспортного средства (л.д. 74 оборот).

При этом п.3.3.16 Правил страхования средств наземного транспорта №** ЗАО «***», являющихся неотъемлемой частью договора страхования, оговаривалось, что не является страховым случаем ущерб, вызванный повреждением, уничтожением или утратой (в том числе хищением и угоном) застрахованного транспортного средства в случае нарушения страхователем условий договора страхования в части оборудования застрахованного транспортного средства противоугонными средствами и их использования, при условии, что упомянутые условия оговорены заключенным договором.

В соответствии с п.3.2.2 названных Правил, если на момент заключения договора страхования принимаемое на страхование транспортное средство не оборудовано противоугонными средствами согласно предъявленным страховщиком требованиям, ответственность страховщика по риску «хищение» наступает после оборудования транспортного средства необходимыми противоугонными средствами и предъявления его для осмотра страховщику.

28.09.2009 г. автомобиль Мунасипова И.С. был тайно похищен неустановленным лицом с парковки, расположенной рядом с магазином «*» по ул. ****, в связи с чем по данному факту было возбуждено уголовное дело №** (л.д.26).

Постановлением от 07.12.2009 г. предварительное следствие было приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (л.д.30).

29.09.2009 г. Мунасипов И.С. обратился в ЗАО «***» с заявлением о выплате страхового возмещения в связи с угоном застрахованного транспортного средства (л.д.39).

Письмом от 30.12.2009 г. ЗАО «***» отказало Мунасипову И.С. в выплате страхового возмещения по тем основаниям, что в момент хищения застрахованное транспортное средство не было защищен механическим противоугонным устройством, следовательно, произошедшее событие не может быть признано страховым случаем (л.д.11).

Отказывая в удовлетворении заявленных Мунасиповым И.С. исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истец, заключая договор страхования, согласился с его условиями о том, что хищение и угон застрахованного транспортного средства в случае неиспользования им противоугонных устройств не является страховым случаем. 28.09.2009 г., в момент угона принадлежащего Мунасипову И.С. застрахованного транспортного средства, последний не использовал на нём механическое противоугонное устройство «Dragon», следовательно, произошедшее событие не является страховым, и правовые основания для возложения на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения отсутствуют. При этом суд не признал положения п.3.3.16 Правил страхования противоречащими требованиям ст. ст.963,964 ГК РФ, исходя из того, что Правила страхования в оспариваемой части определяют события, являющиеся или не являющиеся страховыми, а не регулируют основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения.

С этими выводами согласился суд кассационной инстанции, указав, что оснований для выплаты Мунасипову И.С. страхового возмещения не имелось, поскольку страховой случай, предусмотренный Договором (полисом) страхования и Правилами страхования, не наступил.

С данными выводами суда первой и кассационной инстанций согласится нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Основанием возникновения обязательства страховщика по выплате страхового возмещения является наступление предусмотренного в договоре события (страхового случая), (п.1 ст.929 Гражданского кодекса Российской Федерации и п.2 ст.9 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации»), определение которого должно соответствовать положениям закона.

Согласно ст. 9 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» от 27.11.1992г. №4015-1 страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование.

Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления.

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

Согласно пункту 3.2 Правил страхования страховым риском, то есть предполагаемым событием, на случай наступления которого проводилось страхование, являлось хищение, а также угон застрахованного транспортного средства.

В этой связи указание в пункте 3.3.16 Правил страхования на то, что указанное событие, произошедшее в связи с нарушением страхователем обязанности в части использования противоугонных средств не является страховым случаем, не может быть признано правомерным, поскольку опасностью, от которой производилось страхование, являлось утрата транспортного средства вследствие любого хищения или угона.

Кроме того, при описании опасностей, от которых производится страхование, путем перечисления исключений из этих опасностей, необходимо учитывать императивные нормы закона, регулирующего соответствующие отношения, поскольку договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, и стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону (статья 422 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Правила страхования, являясь, в силу пункта 1 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации, неотъемлемой частью договора страхования, также не должны содержать положений, противоречащих гражданскому законодательству и ухудшающих положение страхователя по сравнению с установленным законом.

Так, по смыслу пункта 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации, действия самого страхователя, в том числе связанные с нарушением им условий договора могут влиять как на наступление страхового случая, так и на размер возникающих в результате него последствий, в силу чего указанное лицо несет ответственность за свои действия, выражающуюся в освобождении страховщика от выплаты страхового возмещения, если такие действия были совершены умышленно.

Законом могут быть предусмотрены также случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Таким образом, при наличии в действиях страхователя определенной формы вины могут наступать неблагоприятные последствия в виде отказа в выплате страхового возмещения, но не отказ в признании возникшей опасности (в данном случае - хищение) страховым случаем.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что страховой случай не наступил, и предусмотренные законом основания к освобождению страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение ( в частности, ст.ст.963,964 ГК РФ) правого значения не имеют, основаны на ошибочном толковании норм материального права.

Нарушение судом норм материального права привело к тому, что судом не установлено правовых оснований к освобождению страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение, поэтому указанные нарушения являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Мунасипова И.С., в связи с чем судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь п.2 ч.1 ст.390 ГПК РФ, президиум

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Свердловского районного суда г. Перми от 14.04.2010 г. и кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Пермского краевого суда от 22.06.2010 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в Свердловский районный суд г. Перми.

Председатель президиума - А.В.Куницын