Вернуться к списку решений

Суд посчитал, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине подрядной организации, обслуживающей дорогу, и взыскал стоимость, причиненного ущерба.

Дело N860/09

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

17 августа 2009 года Дзержинский районный суд г. Перми в составе:

председательствующего судьи Ромашовой М.Б.,

секретаря Ситчихиной Т.В.,

с участием представителя истца Хабиева В.Ф., действующего на основании доверенности, представителя ответчика ОАО «Пермавтодор» - Островского С.О., действующего на основании доверенности, представителя ответчика ГУ «Управление автомобильных дорог» Ахметьянова А.М., действующего на основании доверенности, представителей третьих лиц: Дорожного агентства Пермского края - Мельчакова А.В., действующего на основании доверенности, ЗАО «Уралмостострой Мостоотряд N123» Кобелева Д.В., действующего на основании доверенности,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Реброва Валентина Васильевича к ОАО «Пермавтодор», ГУ «Управление автомобильных дорог», третьи лица: ЗАО «Уралмостострой Мостоотряд N123», Кобелева Д.В., Дорожное Агентство Пермского края, Агентство по управлению имуществом Пермского края о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП,

у с т а н о в и л:

Истец обратился в суд с требованиями к ответчикам (первоначально к ОАО «Пермавтодор», в последующем в качестве соответчика привлек ГУ «Управление автомобильных дорог») о возмещении материальнога ущерба, компенсации морального вреда, которые мотивирует следующим: 03.10.2008г. автомобиль Тойота, гос. номер О 475 УУ 59 регион (под управлением истца) следовал по Восточному обходу через реку Мось. При движении через деформационный шов мостового перехода, расположенного на Восточном обходе, автомобиль получил повреждения. Поскольку автомобиль был поврежден из-за разрушившегося деформационного шва, необходимо было произвести оценку повреждений, в связи с чем, расходы по оценке составили 2300 руб., а причиненный ущерб, как следует из отчета по оценке, составляет 744591 руб. 29 коп. Вызывая для осмотра а/м представителей «Пермавтодор», истец бьш вынужден воспользоваться услугами телеграфа, за что заплатил 90 руб. 25 коп. В результате ДТП истец получил травму груди, в связи с чем, в период 04.10.2008г. по 17.10.2008г. находился на б/л., потеряв заработную плату в размере 19667 руб. 82 коп. Поскольку в результате ДТП истцу причинен моральный вред, просит его компенсацию в размере 50000 руб. В связи с тем, что в добровольном порядке ОАО «Пермавтодор» отказалось возместить ущерб, истец был вынужден обратиться за оказанием юридической помощи, в связи с чем, расходы на оплату услуг представителя составили 30000 руб. Указанные суммы истец просит взыскать с ответчиков.

В судебном заседании истец участия не принимал, представлено заявление о рассмотрении дела в его отсутствие. Ранее, участвуя в деле, на заявленных требованиях настаивал, подтверждая обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, при этом указывал, что 03.10.2008г. около 07 час. 10 мин. следовал в качестве водителя на своем автомобиле по Восточному обходу, было темно.

На мосту, непосредственно перед а/м, увидел железяку, стоящую ребром. Поскольку железяку было плохо видно, не смог предотвратить ДТП, наехал на нее, отчего а/м подкинуло, автомобиль поставило на два правых колеса, затем в исходное положение, после чего пробило левое переднее колесо и автомобиль врезался в ограждение. От удара пережало грудь, т.к. был пристегнут ремнем безопасности, также ударился головой. После ДТП обратился в Ленскую больницу, бьл сделан Rснимок, оформлен б/л с 04.10.2008г. по 17.10.2008г.(л.д.84-87).

Представитель истца требования доверителя поддерживает.

Представитель ответчика ОАО «Пермавтодор» с исковыми требованиями не согласен. Не оспаривая, что деформационный (температурный) шов на котором имело место ДТП ОЗ.10.2008г., является неотъемлемой частью мостового сооружения, вместе с тем полагает, что за причиненный истцу вред, должен отвечать собственник дороги или лицо, в чьем оперативном управлении данный участок дороги находится, поскольку, в обязанность ответчика по содержанию данного сооружения, не входило слежение за состоянием деформационного (температурного) шва. Ответчик, в силу имеющегося гос. контракта, условия контракта, выполнял полностью, работы выполнялись в соответствии с контрактом. Каких-либо нарушений со стороны ОАО «Пермавтодор» заказчиком работ не выявлено.

Представитель ответчика ГУ «Управление автомобильных дорог» Пермского края иск не признал, при этом указал, что между ГУ «Управление автомобильных дорог» и ОАО «Пермавтодор» заключен гос. контракт на содержание мостов и путепроводов на региональных автомобильных дорогах, на основании которого, ОАО «Пермавтодор» несет ответственность за ненадлежащее содержание мостов (путепроводов) и возмещает убытки от ДТП третьим лицам, в результате ненадлежащего исполнения взятых на себя обязательств. Также указал, что деформационный шов является частью ­конструктивным элементом мостового перехода, установленного через р. Мось, в связи с чем, в обязанность ОАО «Пермавтодор», также входило и надлежащее содержание деформационного шва.

Третье лицо Агентство по управлению имуществом Пермского края о месте и времени рассмотрения дела извещено надлежащим образом, в судебном заседании представитель участия не принимал. Представлен письменный отзыв с просьбой, рассмотреть дело в отсутствие представителя. Из отзыва следует, что Пермский край, в лице уполномоченных органов, ГУ «Управление автомобильных дорог», не являются лицами, ответственными за вред, причиненный истцу в результате ДТП, поскольку не относятся к числу лиц, ответственных за надлежащую эксплуатацию данной дороги, в силу отсутствия обязанности по ее содержанию.

Представитель третьего лица Дорожного агентства Пермского края указал, что собственником автомобильной дороги «Восточный обход г. Перми» является субъект РФ Пермский край. В июне 2009г., указанная дорога передана в оперативное управление ГУ «Управление автомобильных дорог», с которым у ОАО «Пермавтодор» заключен гос. контракт на содержание дороги. В этой связи, по мнению представителя третьего лица, ни у Дорожного агентства Пермского края, ни у ГУ «Управление автомобильных дорог», в связи с имевшим место ДТП, не возникает обязанности перед истцом по возмещению ущерба.

Представитель третьего лица ЗАО «Уралмостострой «Мостоотряд N123» полагает, что за причиненный вред перед истцом, отвечать должен подрядчик.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит удовлетворению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Судом установлено: 03.10.2008г. около 07 час. 15 мин. на автодороге «Восточный обход г. Перми», при движении через мост р. Мось, Ребров В.В., управляя автомобилем ВАЗ-21043, государственный регистрационный знак Х 854 ВС 59 регион, собственником которого он является (л.д.96), в результате наезда на разрушившуюся металлическую пластину деформационного шва, травмировал грудь, а автомобиль получил механические повреждения. Согласно отчету N10/57 об определении суммы материального ущерба, причиненного повреждением автомобиля марки Тойота, гос. номер О 475 УУ, заказчиком которого является Ребров В.В. , материальный ущерб составляет 744591 руб. 29 коп.

Согласно государственному контракту N72-06 на содержание мостов и путепроводов на региональных автомобильных дорогах, заключенному между Государственным областным учреждением «Управление дорожных работ» Пермской области - заказчик и Открытым акционерным обществом «Пермавтодор» - подрядчик, на 2007-2012 года от 03.11.2006г., Заказчик поручил Подрядчику, а Подрядчик принял на себя обязательства в соответствии с Приложениями NN 1-7 к государственному контракту: первоочередное и безусловное выполнение нормативного перечня видов работ по содержанию мостов и путепроводов; обеспечить безопасность движения и требуемый уровень качества содержания мостов и путепроводов, осуществлять контроль за перевозкой тяжеловесных и крупногабаритных грузов ... (л.д.44-71).

Согласно п.п. 1.1., 1.2. Устава ГУ «Управление автомобильных дорог» Пермского края, ГУ «Управление автомобильных дорог» Пермского края создано путем присоединения государственного областного учреждения «Управление дорожных работ» Пермской области к государственному областному учреждению «Управление автомобильных дорог» Пермского области и переименовано из ГОУ «Управление автомобильных дорог» Пермской области в ГУ «Управление автомобильных дорог» Пермского края на основании приказа N 156-ПР от 13.12.2006г. Дорожного агентства Пермского края. ГУ «Управление автомобильных дорог» Пермского края является правопреемником прав и обязанностей ГОУ «Управление автомобильных дорог» Пермской области и ГОУ «Управление дорожных работ» Пермской области (л.д.144-152)

Заслушав представителей сторон, представителей третьих лиц, исследовав письменные материалы дела, материал по факту ДТП, дело об административном правонарушении, представленное по запросу Мотовилихинским районным судом г. Перми, материалы уголовного дела N 2241, представленные УВД Мотовилихинского района г. Перми, оценив, все представленные суду доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что причиной ДТП, с участием а/м Реброва В.В., имевшего место 03.10.2008г. около 07 час. 15 мин. на мосту через р. Мось, явилось ненадлежащее состояние деформационного шва автомобильной дороги «Восточный обход г. Перми», в связи с чем, надлежащим ответчиком по данному делу, по мнению суда, является ОАО «Пермавтодор».

К такому выводу суд приходит, основываясь на следующее:

ОАО «Пермавтодор» в рамках заключенного гос. контракта N72-06 от 03 .11.2006г., взяло на себя обязательства по выполнению работ по содержанию мостов и путепроводов; обеспечению безопасности движения и требуемого уровня качества содержания мостов и путепроводов, осуществлению контроля за перевозкой тяжеловесных и крупногабаритных грузов ... , что подтверждается положениями гос. контракта и приложению к нему. В этой связи, по мнению суда, несостоятельны доводы ответчика ОАО «Пермавтодор» относительно того, что в рамках заключенного гос. контракта, ответчик не брал на себя обязательства по надлежащему содержанию деформационного шва мостового перехода.

То, что деформационный шов является неотъемлемой частью мостового перехода и работы, связанные с эксплуатацией деформационного шва, являются частью гос. контракта (п.1.3. Приложения N5 к гос. контракту (л.д. 65-66), в ходе рассмотрения дела, установлено судом. Более того, данное обстоятельство, не оспаривалось представителем ответчика ОАО «Пермавтодор», об этом же в своих пояснениях и письменном отзыве на иск обращал внимание представитель ответчика ГУ «Управление автомобильных дорог» Пермского края (л.д.129-131).

Кроме того, из названия государственного контракта N72-06 от 03 .11.2006г. «На содержание мостов и путепроводов на региональных автомобильных дорогах, заключенному с ОАО «Пермавтодор», его системного толкования, которое исключает двойственность в понимании сути, как самого названия, так и положений контракта, прямо следует, что Подрядчик (ОАО Пермавтодор) принимает на себя обязательства, связанные с содержанием мостов и путепроводов.

Следовательно, в обязанность ответчика ОАО «Пермавтодор», с безусловной очевидностью входило обеспечение безопасности движения и требуемый уровень качества содержания, в том числе, и деформационного шва мостового полотна моста через р. Мось на автомобильной дороге «Восточный обход г. Перми», с момента заключения указанного контракта, независимо от того, когда и какой объем, тех или иных работ в рамках контракта, выполнялся силами ответчика ОАО «Пермавтодор», поскольку, как следует из журнала производства работ по содержанию мостовых сооружений на автомобильных дорогах - дорога Восточный обход г. Перми (р.Мось) л.д.78-79)), 30.09.2008г. силами подрядчика проводились работы по очистке от мусора русла реки.

Вместе с тем, от обязанности по осуществлению надзора за сохранностью моста (путепровода), обеспечению безопасности движения и требуемого качества содержания мостов и путепроводов, Подрядчик - ОАО «Пермавтодор», несмотря на имеющийся график работ, не освобождался, поскольку названные обязанности перечислены в разделе 1 гос. контракта, а ОАО «Пермавтодор», соответственно приняло на себя эти обязательства, заключив гос. контракт 03.11.2006г. (л.д.44).

В этой связи, по мнению суда, несостоятельны доводы представителя ответчика ОАО «Пермавтодор», относительно того, что поскольку, каких-либо нарушений со стороны ОАО «Пермавтодор» заказчиком работ не выявлено, следовательно, Подрядчик не должен нести ответственности за вред, причиненный третьим лицам. Несмотря на то, что Заказчиком работ не выявлено каких-либо нарушений при вьшолнении работ Подрядчиком, и в этой связи, не произведено никаких денежных удержаний, данное обстоятельство, по мнению суда, не может быть поставлено в зависимость от наступления ответственности Подрядчика перед третьими лицами, за вред причиненный им по вине ОАО «Пермавтодор».

Согласно положений ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», автомобильная дорога - это объект транспортной инфраструктуры, предназначенный для движения транспортных средств и включающий в себя земельные участки в границах полосы отвода автомобильной дороги и расположенные на них или под ними конструктивные элементы (дорожное полотно, дорожное покрытие и подобные элементы) и дорожные сооружения, являющиеся ее технологической частью,­защитные дорожные сооружения, искусственные дорожные сооружения, производственные объекты, элементы обустройства автомобильных дорог; дорожная деятельность - деятельность по проектированию, строительству, реконструкции, капитальному ремонту, ремонту и содержанию автомобильных дорог; владельцы автомобильных дорог исполнительные органы государственной власти, местная администрация (исполнительно­распорядительный орган муниципального образования), физические или юридические лица, владеющие автомобильными дорогами на вещном праве в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии со ст. 12 ФЗ «О безопасности дорожного движения», ремонт и содержание дорог на территории Российской Федерации должны обеспечивать безопасность дорожного движения. Соответствие состояния дорог правилам, стандартам, техническим нормам и другим нормативным документам, относящимся к обеспечению безопасности дорожного движения, удостоверяется актами контрольных осмотров либо обследований дорог, проводимых с участием соответствующих органов исполнительной власти. Обязанность по обеспечению соответствия состояния дорог при их содержании установленным правилам, стандартам, техническим нормам и другим нормативным документам возлагается на лица, осуществляющие содержание автомобильных дорог (в ред. Федерального закона от 08.11.2007 N 257-ФЗ)

С учетом изложенного, суд приходит к выводу о том, что ОАО «Пермавтодор», будучи лицом, осуществляющим содержание автомобильной дороги «Восточный обход г. Перми», согласно государственному контракту N72096 от 03.11.2006г., не обеспечило надлежащим образом безопасность дорожного движения и должный уровень качества содержания моста через р. Мось, что привело к разрушению деформационного шва, следствием чего, 03.10.2008г., явилось ДТП с участием автомобиля ВАЗ-21043, в результате которого, владельцу а/м Реброву В.В. причинен вред.

В этой связи, по мнению суда, несостоятельны доводы представителя ответчика ОАО «Пермавтодор» о том, что вред имуществу третьих ЛИЦ, должен возмещать либо собственник дороги (моста, пугепровода), либо лицо, в чьем оперативном управлении находится дорога (мост, путепровод), поскольку это умозаключение, прямо противоречит действующему законодательству (ст. 12 ФЗ «О безопасности дорожного движения»).

Несмотря на то, что право собственности на автомобильную дорогу «Восточный обход г. Перми» за субъектом Российской Федерации Пермский край зарегистрировано лишь в июне 2009г. (свидетельство о гос. регистрации права от 11.06.2009г), также как и право оперативного управления на автомобильную дорогу «Восточный обход г. Перми» зарегистрировано 11.06.2009г. за ГУ «Управление автомобильных дорог», а ДТП с участием автомобиля истца имело место 03.10.2008г., ответственность перед третьими лицами, за ненадлежащую эксплуатацию мостов (путепроводов), в данном случае моста через р. Мось, независимо от того, когда возникло право собственности и право оперативного управления на а/д «Восточный обход г. Перми» , должна быть возложена, по мнению суда, на ОАО «Пермавтодор», поскольку после заключения гос. контракта в ноябре 2006г. на содержание мостов и путепроводов, ОАО «Пермавтодор» не только взяло на себя указанные обязательства, указав на это в п. 7.3 государственного контракта, но и приступило к исполнению взятых на себя обязательств по выполнению условий контракта, что не оспаривалось ответчиками в ходе рассмотрения дела, Т.е. независимо от возникновения у иных лиц права собственности или право оперативного управления на данную дорогу. На момент причинения вреда Реброву, ОАО «Пермавтодор» являлось лицом, осуществляющим содержание автомобильной дороги «Восточный обход г. Перми», в связи с чем, ОАО «Пермавтодор» является надлежащим ответчиком по делу.

Согласно ч.5 ст. 27 ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пользование автомобильных дорог осуществляется с соблюдением правил дорожного движения, устанавливаемых в соответствии с законодательством Российской Федерации о безопасности дорожного движения.

Вместе с тем, суд не усматривает в действиях водителя а/м Тойота Реброва В.В. нарушений п.п. Правил дорожного движения в РФ, которые, по мнению суда, могли бы находиться в причинно-следственной связи с ДТП. Доводы представителя ответчика ОАО «Пермавтодор» относительно того, что истец мог избежать ДТП или последствия от ДТП могли бы быть менее значительными, в случае, если бы истец двигался с меньшей скоростью, нежели с той с которой двигался автомобиль Реброва перед ДТП (из пояснений Реброва данных сразу же после ДТП следует, что автомобиль двигался со скоростью 65 км/час.) и при виде опасности, в виде загнувшегося деформационного шва, а также стоящих у края дороги других транспортных средств, попавших в аналогичные аварии до ДТП с участием а/м Реброва, должен был бы снизить скорость вплоть до остановки ТС, по мнению суда, не состоятельны.

Согласно материалу по факту ДТП, место ДТП расположено на расстоянии 5.2 м. от правого края проезжей части, при ширине проезжей части в 11.6 м., что позволяет суду прийти к выводу о том, что автомобиль Тойота, под управлением Реброва В.В., следовал по своей полосе движения, с соблюдением ПДД и при таких обстоятельствах, водитель сам вправе определять для себя траекторию движения ТС: правее или левее относительно середины своей полосы движения, что в рассматриваемой дорожной ситуации, не находится в причинно-следственной связи с наступившими последствиями, поскольку, как следует из схемы места ДТП, что не оспаривалось участниками процесса и подтверждается фотографиями, представленными представителем ответчика ОАО «Пермавтодор» (л.д. 155-157), поврежденный деформационный шов находится на полосе движения а/м Реброва.

Несмотря на то, что ДТП с участием а/м под управлением истца, произошло одно из последних (всего на данном участке дороги имело место шесть дорожно-транспортных происшествий, предпоследнее закончилось для водителя смертельным исходом (материалы уголовного дела №2241)), и к моменту ДТП с участием а/м Реброва, другие автомобили, ставшие участниками аналогичных ДТП, уже стояли у края проезжей части (кто справа по ходу движения а/м Реброва, кто слева), с включенным сигналами аварийной остановки, данное обстоятельство, по мнению суда, также не находится в причинно-следственной связи, с ДТП с участием Реброва, поскольку, попавшие в ДТП до а/м Реброва другие ТС, также получившие повреждения при проезде через деформационный шов мостового перехода, не представляли для Реброва В.В. - как участника дорожного движения, какую-либо опасность, в связи с чем, он в обязательном порядке должен был бы принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства (п. 10.1.ПДД).

Вместе с тем, при движении по мосту через р. Мось автомобильной дороги «Восточный обход г. Перми»), Ребров В.В., будучи участником дорожного движения, вправе бьл рассчитывать на надлежащее состояние дороги, которое обеспечило -бы ему безопасный проезд данного участка, следовательно, избранная им скорость движения ТС - 65 км/час, при фактическом отсутствии движушихся ТС как во встречном, так и в- попутном направлении, позволяла обеспечить Реброву постоянный контроль над автомобилем, в том числе: как к снижению скорости, так и к остановке ТС, при своевременном обнаружении опасности для движения.

Как установлено судом, ДТП имело место 03.10.2008г., в темное время суток, на неосвещенном участке дороги.

Данные обстоятельства, а также пояснения самого истца, данные им ранее, относительно того, что возвышающийся поврежденный деформационный шов над проезжей частью, сливающийся с дорогой, он увидел в непосредственной близости от а/м, свидетельствуют, по мнению суда, об отсутствии у Реброва В.В. возможности предотвратить наезд на возвышающийся поврежденный деформационный шов над проезжей частью, т.е. на отсутствие со стороны Реброва В.в. нарушений п.10.1 ПДД, поскольку при таких обстоятельствах, он не мог своевременно обнаружить опасность, в виде возвышающегося над мостовым переходом поврежденного деформационного шва.

В соответствии со ст. 28 ФЗ «Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», пользователи автомобильными дорогами имеют право:

получать компенсацию вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу в случае строительства, реконструкции, капитального ремонта, ремонта и содержания автомобильных дорог вследствие нарушений требований настоящего Федерального закона, требований технических регламентов лицами, осуществляющими строительство, реконструкцию, капитальный ремонт и содержание автомобильных дорог, в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.

В силу ст. 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвела или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Согласно ст. 55 ГПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Из представленных суду доказательств (отчет об определении стоимости восстановительного ремонта а/м истца), следует, что Реброву причинен материальный ущерб в размере 744591,29 (л.д.10)), при этом ответчиками не оспаривались выводу специалиста, изложенные в отчете.

Таким образом, с ответчика ОАО «Пермавтодор» в пользу Реброва В.В. подлежит взысканию материальный ущерб, причиненный истцу в результате ДТП имевшего место 03.10.2008г., по вине данного ответчика, в размере 744591,29 руб., поскольку экономически нецелесообразно восстановление автомобиля, к тому же он снят с регистрационного учета в связи с выбраковкой (утилизацией).

Как установлено судом, Ребров понес расходы по оплате услуг специалиста по составлению отчета по определению материального ущерба в размере 2300 руб., что подтверждается соответствующей квитанцией и контрольно-кассовым чеком (л.д.28). Указанные расходы, по мнению суда, истец понес обоснованно, поскольку, при обращении с исковыми требованиями в суд, Реброву В.В необходимо было представить доказательства, причиненного в результате ДТП ущерба, в связи с чем, расходы, понесенные истцом в этой связи, подлежат взысканию с ответчика ОАО «Пермвтодор».

Вместе с тем, из искового заявления и пояснений представителя истца в судебном заседании, следует, что в результате нахождения Реброва на листке нетрудоспособности, в связи с полученной при ДТП травмой, он утратил заработок в размере 19667 руб. 82 коп., при этом истец и его представитель полагают, что возмещение утраченного заработка подлежит в соответствии со ст. 1085 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1085 ГК РФ, при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, при обретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно- курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

2. При определении утраченного заработка (дохода) пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным повреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные подобные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не принимаются во внимание и не влекут уменьшения размера возмещения вреда (не засчитываются в счет возмещения вреда). В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреждения здоровья.

3. Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в соответствии с настоящей статьей, могут быть увеличены законом или договором.

Анализ действующего законодательства, позволяет суду прийти к вьтоду о том, что результате увечья или иного повреждения здоровья убытки потерпевшего могут выражаться, в том числе и в потере им заработка и иных доходов, которых он лишился полностью или частично, вследствие утраты трудоспособности или ее уменьшения.

Под заработком (доходом) понимаются средства, которые потерпевший получал по трудовым и гражданско-правовым договорам, а также от предпринимательской и иной деятельности до получения увечья или иного повреждения здоровья. В этой связи, размер возмещения вреда в части утраченного заработка определяется в зависимости от степени утраты потерпевшим трудоспособности. Для определения степени утраты трудоспособности суд назначает экспертизу, которая проводится в учреждениях медико-социальной экспертизы.

Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется исходя из последствий повреждения здоровья, выражается в процентах и устанавливается в пределах от 10 до 100 (если степень утраты трудоспособности определяется в 50%, то утраченный заработок также определяется как 50% среднего месячного заработка (дохода) до увечья или иного повреждения здоровья).

В рассматриваемом случае, как следует из представленных суду документов (выписка из амбулаторной карты, справка с места работы Реброва В.В.), истец находился на листке нетрудоспособности в результате полученной при ДТП травмы - ушиба грудной клетки в период с 04.10.208г. по 17.10.2008г., после чего, с 18.10.2008г. был годен к труду.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, нельзя вести речь о степени утраты профессиональной трудоспособности истца, как ошибочно полагает истец и его представитель. В данном случае, недополученная заработная плата представляет собой убытки, которые понес истец, т.е. убытки, выразившиеся в недополученной заработной плате, размер которой составляет 10031 руб. 12 коп.

При этом, недополученная заработная плата исчисляется следующим образом: из з/п, которую истец получил бы работая на своем месте без б/л, что составляет 17111 руб. (справка из бухгалтерии с места работы истца (л.д.189)) следует вычесть з/п, которую истец получил будучи на б/л, что составляет 7079 руб. 88 коп. (а не 19667 руб. 82 коп., как полагают ошибочно истец и его представитель), что составляет 10031 руб. 12 коп. Более того, недополученную заработную плату истца в указанном размере - 10031 руб. 12 коп., также не оспаривали и представители ответчиков. Таким образом, с ОАО «Пермавтодор», как с надлежащего ответчика по данному спору, в пользу Реброва В.В. подлежит взысканию недополученная истцом, в результате нахождения на листке нетрудоспособности, вследствие травмы, полученной при ДТП в период с 04.10.2008г. по 17.10.2008г., заработная плата в размере 10031 руб. 12 коп.

Кроме этого, из искового заявления и пояснений представителя истца в судебном заседании следует, что Ребров В.В. понес расходы на услуги телеграфа в размере 90 руб. 25 коп., связанные с вызовом представителя ОАО «Пермавтодор» для оценки поврежденного автомобиля, что подтверждается представленной квитанцией (л.д.29). Вместе с тем, доказательств того, что эти расходы были связаны именно с вызовом представителя ответчика для осмотра а/м, истцом и его представителем, представлено не было. Не оспаривая выводов, изложенных специалистом в отчете об оценке АМТС, представители ответчиков отрицали факт направления в их адрес телеграмм о необходимости явиться для осмотра а/м истца. Таким образом, с учетом изложенного, суд не находит оснований для удовлетворения требований истца о возмещении ему телеграфных расходов в размере 90 руб. 25 коп., как понесенных в рамках данного спора, поскольку доказательств тому, помимо самой квитанции об оплате, суду не представлено.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Как установлено судом, в результате ДТП, имевшего место 03.10.2008г. на мостовом переходе через р. Мось автодороги «Восточный обход г. Перми» по вине ответчика ОАО «Пермавтодор», Ребров В.В. получил травму груди, в связи с чем, в период с 04.10.2008г. по 17.1 0.2008г. находился на листке нетрудоспособности (л.д.31). При этом, из пояснений истца, данных в предварительном судебном заседании (л.д.85), следует, что в результате ДТП он получил травму груди, поскольку был пристегнут ремнем безопасности, также ударился головой, испытывал сильные боли, в вязи с чем, был вынужден лечиться амбулаторно в течении двух недель.

Таким образом, принимая во внимание степень вины ответчика ОАО «Пермавтодор» в имевшем место 03.10.2008г. ДТП, обстоятельства самого происшествия (один из водителей, попавших в аналогичное ДТП тем же утром, на том же месте погиб) степень физических страданий Реброва В.В., выразившихся в претерпевании боли, испытываемой истцом, как в момент получения травмы, так и в последующем: в процессе нахождения на листке нетрудоспособности по поводу ушиба грудной клетки, а также нравственных страданий, перенесенных истцом, которые, по мнению суда, следует определить как совокупность отрицательных эмоций, которые испытал Ребров, как в момент ДТП, так и в последующем: опасения за свою жизнь и здоровье, необходимость в течение двух недель находиться на листке нетрудоспособности, следствием чего явилось вынужденное отсутствие на работе.

С учетом изложенного, суд полагает, что размер компенсации морального вреда в 50000 руб., заявленный истцом, является завышенным, в связи с чем, суд считает возможным, с учетом требований разумности и справедливости, определить размер компенсации морального вреда в 35000 руб.

Таким образом, с ответчика ОАО «Пермавтодор» в пользу Реброва В.В. следует взыскать материальный ущерб в размере 744591 руб. 29 коп., расходы, в связи с проведением оценки по определенЕПО стоимости восстановительного ремонта автомобиля в размере 2300 руб., недополученную заработную плату в размере 10031 руб. 12 коп., компенсацию морального вреда в размере 35000 руб.

В силу ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Учитывая, что при подаче иска истец государственную пошлину не оплатил, предъявляя требования, в том числе, и из вреда здоровью, а также то, что, требования истца удовлетворены частично, с ответчика ОАО «Пермавтодор» пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 1735 руб. 69 коп., т.е., исходя из требований имущественного характера, а также 100 руб. - исходя из требований неимущественного характера, всего: 1835 руб. 69 коп.

Руководствуясь ст., ст. 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

Взыскать с ОАО «Пермавтодор» в пользу Реброва Валентина Васильевича материальный ущерб в размере 744591 руб. 29 коп., расходы, в связи с про ведением оценки по определению стоимости восстановительного ремонта автомобиля в размере 2300 руб., недополученную заработную плату в размере 10031 руб. 12 коп., компенсацию морального вреда в размере 35000 руб.

В удовлетворении остальной части требований Реброва В.В. к ОАО «Пермавтодор», в том числе и о взыскании затрат на услуги телеграфа в размере 90 руб. 25 коп. - отказать. Взыскать с ОАО «Пермавтодор»- в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 1835 руб. 69 коп.

Реброву Валентину Васильевичу в исковых требованиях к ГУ «Управлению автомобильных дорог» о возмещении материального ущерба, расходов, в связи с проведением оценки по определению стоимости восстановительного ремонта автомобиля, недополученной заработной платы, телеграфных расходов, расходов на представителя, компенсации морального вреда - отказать;

Решение в срок 10 дней может быть обжаловано в Пермский краевой суд, через Дзержинский районный суд г. Перми.

Судья: М.Б. Ромашова

Судья (подпись) Копия верна: